Левый клуб

Клуб для тех, кто не боится оказаться не правым
 
ФорумПорталКалендарьЧаВоПоискПользователиГруппыРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 Вокруг Бирюлёво

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Легальный Марксист

avatar

Сообщения : 15
Дата регистрации : 2013-11-08

СообщениеТема: Вокруг Бирюлёво   Сб Ноя 30, 2013 1:20 am

http://left.ru/2013/5/pogrom223.phtml
Дмитрий Якушев
О ТОМ, ПОЧЕМУ СЛУЧИЛСЯ БУНТ В БИРЮЛЕВО



После Бирюлева СМИ, политики, экзальтированные женщины, насмотревшиеся клипов Тесака подростки и, конечно, православная церковь занялись что называется разжиганием. Вот послушайте крайне воинственного джентльмена Всеволода Чаплина:

Цитата :
«Человек, который нагло, вызывающе попирает принятые в русских городах нормы общежития, а потом еще хватается за нож, четко понимал: он делает для себя что-то не менее опасное, чем если бы он бросился с крыши… Сегодня нам нужно сплотиться, чтобы защитить своих ближних, свои нравственные нормы и свой образ жизни. Именно так должен вести себя настоящий христианин.»
Короче, к оружию, братья!
Духовные скрепы, так заботливо выращиваемые кремлевскими идиотами, с двух сторон, засучив рукава, тащат Россию к религиозно-этнической бойне по югославскому типу. Голоса разума в эти минуты не слышно. Только Эмиль Паин в программе Виттеля на РБК пытался сказать, что-то разумное, но был заклеймен евреем и либералом. Там, кстати, задавались вопросом, почему люди вышли и Паин совершенно верно сказал, что люди - рабы и единственное на ком они могут сорвать относительно безопасно свою злость так это на таких же рабах, только ещё более бесправных. Высокопоставленные господа их ещё за это и похвалят, мол, молодцы показали силушку, а теперь в стойло, завтра на опостылевшую работу за копейки. Это, конечно, тем счастливчикам, у которых она пока есть. Жизнь народа темна, безрадостна и беспросветна. Даже в Москве. Но дело не только в этом.
Народ раб везде, даже в самых благополучных европейских демократиях. Особенная беда России в запредельном хамстве, укоренившемся у нас с монгольских времен. Хамстве и холуйстве, которые всегда идут рядом. Если, кто ещё помнит «Горе от ума» Грибоедова. Почитайте это ведь совершенно про современную Россию

Вот то-то, все вы гордецы!
Спросили бы, как делали отцы?
Учились бы, на старших глядя:
Мы, например, или покойник дядя,
Максим Петрович: он не то на серебре,
На золоте едал; сто человек к услугам;
Весь в орденах; езжал-то вечно цугом:
Век при дворе, да при каком дворе!
Тогда не то, что ныне,
При государыне служил Екатерине.
А в те поры все важны! в сорок пуд…
Раскланяйся — тупеем не кивнут.
Вельможа в случае — тем паче;
Не как другой, и пил и ел иначе.
А дядя! что твой князь? что граф?
Сурьезный взгляд, надменный нрав.
Когда же надо подслужиться,
И он сгибался вперегиб:
На куртаге ему случилось обступиться;
Упал, да так, что чуть затылка не пришиб;
Старик заохал, голос хрипкой;
Был высочайшею пожалован улыбкой;
Изволили смеяться; как же он?
Привстал, оправился, хотел отдать поклон,
Упал вдруго?рядь — уж нарочно,
А хохот пуще, он и в третий так же точно.
А? как по-вашему? по-нашему — смышлён.
Упал он больно, встал здорово.
Зато, бывало, в вист кто чаще приглашён?
Кто слышит при дворе приветливое слово?
Максим Петрович! Кто пред всеми знал почёт?
Максим Петрович! Шутка!
В чины выводит кто и пенсии даёт?
Максим Петрович. Да! Вы, нынешние, — ну-тка!


Понятно, что человек, делающий карьеру унижениями и холуйством, своим рабам точно спуску не даст. Он ведь для того унижался, чтобы положение иметь, чтобы нижние людишки дрожали. У нас ведь и сейчас так. Верхи воруют открыто, не стесняясь. Законов для них нет. И попробуй их тронь – раздавят. Причем демонстративно. Но каждый из этих разнокалиберных ханов, знает, что его тоже могут раздавить в любой момент, что он тоже раб, а потому вверх можно только лизать. Получается всеобщая вертикаль, когда перед верхним положено унижаться, зато уж вниз можно гадить, как угодно и махать плеткой. Нация рабов, сверху до низу все рабы. Увы, эти слова Чернышевского и про современную Россию. И вот наш несчастный, затюрканый, брошенный в невежество народ с удовольствием обнаружил, что оказывается есть ещё и те, кто ниже – трудовые мигранты из Средней Азии. Оказывается, мы не последние в этой пирамиде. А, как по нашим ордынским порядкам нужно себя вести с теми, кто ниже? Правильно, их положено давить по любому случаю. Только так можно показать свою значимость в пирамиде хамства и холуйства. Таковы правила, транслируемые по всей пирамиде с самых вершин власти.
Идешь с работы уставший, денег нет, жена пилит, а тут плюнул в дворника, обозвал его чуркой и почувствовал себя большим белым господином. Приятно же. Поэтому преступления мигрантов вызывают такие приступы ненависти. Мы их воспринимаем, как бунт тех, кто снизу, как угрозу статусу верхнего раба. Убивают у нас каждый день. Чаще всего по пьянке. И убийц часто не находят, но к бунтам это не приводит. А тут нижний раб убил того, кто такой же раб, но чуть выше. Но уж тут-то мы себя покажем. А как иначе? Против тех, кто выше мы не бунтуем, потому как признаем их право нас всячески насиловать. Мы за них голосуем, потому что все равно «ничего изменить нельзя». А после "выборов" нас сгоняют на митинги демонстрировать радость. Такая вот тоска, которая периодически выливается в приступы насилия и безумства.
Но самые неприятные проблемы у нас с Северным Кавказом. Большинство там такие же рабы, но с понтами и амбициями на превосходство. А на каком собственно основании?
Слова Чернышевского, кстати, к Северному Кавказу подходят ещё больше, чем к России. У нас хоть в больших городах можно найти пространство для относительной свободы и встать в стороне от вертикали рабства, холуйства и хамства. На Северном Кавказе и этого пространства нет. В Чечне все рабы Кадырова. Видел по телевизору, как Кадыров воспитывал на ринге своего провинившегося министра, кажется по спорту. Этот коротышка его бил, а тот - здоровенный мужик, который мог бы снести рамзанчика одним движением, жалко прикрывался, а потом ещё поблагодарил за науку.
Такие вот дела…

Источник: http://yakushef.livejournal.com/
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Легальный Марксист

avatar

Сообщения : 15
Дата регистрации : 2013-11-08

СообщениеТема: Re: Вокруг Бирюлёво   Сб Ноя 30, 2013 1:25 am

http://left.ru/2013/5/birulevo223.phtml
Валентин Зорин
БИРЮЛЕВО И САМООРГАНИЗАЦИЯ


События в Бирюлеве, где народное возмущение режимом террора со стороны азеро-турецкой ОПГ "Овощная база" привело к стихийной организации жителей района и вынудило городские власти объявить довольно радикальные меры по свертыванию рынка иностранного труда в Москве, еще требует всестороннего анализа. Но уже сейчас очевидно, что по своему реальному эффекту стихийная политическая мобилизация этого рабочего района столицы оставляет далеко позади скромные потуги нашего "рабочего движения" с сонмом облепивших его "левых" всех мастей. Бирюлево с новой силой выдвинуло на повестку дня вопрос о классовой политике по отношению к одной из основных составляющих современной системы капиталистической эксплуатации - межгосударственной торговли рабочей силой, импорту-экспорту т. н. рабочих-мигрантов. Как и международная торговля наркотиками, эта "игла", на которую подсел западный капитализм с середины 50х годов (в США намного раньше). И не только западный. Расейский капитализм, этот рьяный неофит Уолл-стрита и Сити, едва успевши вылупиться, выкинул миллионы российских рабочих на улицу и стал вместе с афганской дурью жадно всасывать рабский труд бывших советских граждан из Средней Азии и Закавказья, Молдовы и Украины. И отказываться от этого баснословно дешевого и бесправного труда русские капиталисты и чиновники не собираются. Как недавно с откровенной циничностью заявил один из таких капиталистов-чиновников, и. о. заммэра столицы Марат Хуснуллин, «Сказать, что мы полностью дешёвую рабочую силу исключим со строек — это невозможно».
Почему же невозможно?! Потому что тогда капиталистам придется нанимать российских рабочих. И платить им придется больше, много больше. Ведь тогда упадет конкуренция на рынке труда со стороны готовых работать за копейки бесправных рабочих из сатрапий Средней Азии. Рабочего - гражданина России куда труднее запугать. В глазах закона он все еще обладает такими же политическими правами как и гражданин Хаснуллин. В том числе, правом на забастовку. Вот почему для организованных преступных групп в МВД, городской администрации и крышующих их ОПГ Кремля отказаться от дешевого труда иностранцев "невозможно".
В этом убеждении г. Хуснуллин солидарен с владельцами стоительных компаний в Техасе, один из которых выступая на днях по национальному общественному радио уверял американцев, что без мексиканских нелегалов строительная промышленность штата умрет. Впрочем, Хуснуллина и его техасского единомышленника поддержали бы миллионы их собратьев по классу вокруг всего мира. Буржуазия - этот подлинно ( в отличие от рабочего класса) международный класс - кровно заинтересована в существовании международного рынка рабочей силы, в первую очередь теневого - "нелегального" по законам для дураков, но крышуемого государством по законам классовой выгоды.
Итак, с интересом капиталистов и их государства все более менее ясно. А вот с интересом наемного труда, т. е. нас с вами и наших товарищей по классу из Бирюлева, не совсем. Замутить понимание нашего классового интереса в этом важнейшем вопросе постарались т. н. левые, объявившие себя защитниками рабочих-мигрантов от "расизма", "фашизма", "национализма" и даже от "капитализма", чтобы тот не очень их эксплуатировал. Иначе говоря левые разоблачают себя как часть буржуазной политической парадигмы левее либералов. Неудивительно, что с точки зрения левых, события в Бирюлево это расистский или даже фашистский "погром", а не самоорганизация рабочего класса для самозащиты. В этом номере лефт.ру такая точка зрения выражена в заметке известного левого блогера Димы Якушева, которую один наш наилевейший редактор дал в качестве передовицы, так она ему понравилась. Совсем недавно Дима Якушев пугал мировой капитал новой коммунистической революцией в нашем богоспасаемом отечестве, которое уже зашаталось от писькиного бунта. Оставалось только "большевикам" прийти. Теперь же оказалось, что до коммунистической революции мы недоросли и вряд ли доростем, так как к прогрессивному человечеству русские не принадлежат. По мнению Якушева и писателя Грибоедова, Бирюлево в очередной раз доказало, что "народ везде раб", но особенно на святой Руси, чья "особенная беда в запредельном хамстве, укоренившемся у нас с монгольских времени".

"И вот наш несчастный, затюрканый, брошенный в невежество народ с удовольствием обнаружил, что оказывается есть ещё и те, кто ниже – трудовые мигранты из Средней Азии".

Кстати, почему все эти левые так уверены, что народ можно "бросить" куда-то? Заметьте, что народ для них, как и для их кажущихся антиподов - правых и вообще всяких бяк - что-то вроде ребенка, неразумного дитяти, недоросля. Просто, бяки-антиподы его бросают в невежество, а хорошие левые во всякие светлые "измы". А когда это дитятко неразумное вдруг слезает с печи и организует Советы народных депутатов или ставит ультиматум властям столицы российской буржуазии и добивается реальных политических результатов, которые позволят ему хоть немного расправить плечи и поверить в себя - и все это без единого акта насилия над иностранными рабочими и их рабовладельцами! - левые, от Ленина с Троцким до Димы Якушева, обвиняют этот народ в невежестве и даже в рабстве.
И вот я думаю, товарищи мои в Бирюлево, может нам лучше совсем без левых обойтись? Они нам как пятое колесо к телеге. Что если мы на себя только рассчитывать будем? Ведь как хорошо получилось у вас в Бирюлево. И еще лучше получится, если в самих себя поверим и ни в кого больше. И так в пределах всей страны. Тогда ни одно ОПГ в мире, от азеро-турецкого до до мвдэшного и кремлевского, нас не остановит.
Но самоорганизация требует самосознания, то есть сознания своих общих классовых интересов. В том числе на теоретическом уровне. Именно в теоретическом мышлении, рабочий класс часто вынужден зависеть от левых и прочих идеологов-интеллигентов. Поэтому по следам событий в Бирюлево, мы публикуем статью Антона Баумгартена, написанную в 2006 году, в которой он рассматривает вопрос о межгосударственном трафике рабочей силы с точки зрения интересов рабочего класса, а не капиталистов.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Легальный Марксист

avatar

Сообщения : 15
Дата регистрации : 2013-11-08

СообщениеТема: Re: Вокруг Бирюлёво   Сб Ноя 30, 2013 1:29 am

http://left.ru/2006/12/baumgarten146.phtml
Антон Баумгартен
ОБ ИМПОРТЕ ПРОТИВОРЕЧИЙ

1. Весьма популярным в марксистской среде уже долгое время является тезис о том, что западный капитализм научился «экспортировать свои противоречия» в страны третьего мира, тем самым обеспечивая классовый мир у себя дома. Это тезис представляется неверным для нашего времени даже чисто интуитивно. Являясь современной тотальностью, заключающей в себе все предшествующие этапы капиталистических и до-капиталистических форм эксплуатации, включая рабовладение, мировая система империализма не могла бы существовать, просто перекладывая противоречия из одной своей части в другую, из центра на периферию. В таком случае она бы давным-давно взорвалась «снаружи». И одно время, а именно в классический, «бандунгский», период антиимпериалистической борьбы казалось, что к этому дело и шло. Но метаболизм не может быть односторонним процессом. Куда вернее было бы сказать, что, самое позднее, начиная с массового импорта турецких рабочих в Западную Германию после 1961 года, империалистический центр импортирует противоречия с помощью гастарбайтеров, а также легальной и «нелегальной» иммиграции рабочих, служащих и мелкой буржуазии периферии.

2. Таким образом, центр создает внутри себя пролетариат нового гетто (арабского, турецкого, мексиканского, восточноевропейского, африканского и т.д.), наподобии старого негритянского в США или ирландского гетто, о котором писал Энгельс в «Положении рабочего класса в Англии» (см. Приложение к этой статье). Это влечет за собой два негативных последствия для развития классовой борьбы, причем оба не остались незамеченными Энгельсом:
а) поскольку культурный уровень, а значит и уровень политического сознания и организации «импортного» пролетариата как правило значительно ниже, чем у рабочих-аборигенов центра, и они готовы работать за меньшую плату, импортный пролетариат начинает «опускать» коренной пролетариат до своего уровня; [1]
б) расовые и культурные различия между импортируемыми и коренными пролетариями, конкурирующими на рынке труда, неизбежно обостряют расизм или национализм в отношениях между ними. Тем самым буржуазия центра, импортируя дешевую рабочую силу и усиливая конкуренцию на рынке труда, одновременно создает мощный фактор идеологического и организационного замещения классовой борьбы у себя дома новыми, импортируемыми противоречиями внутри рабочего класса, которые раскалывают его по национально-культурным, расовым, этническим и языковым признакам.

В качестве примера можно привести изменяющуюся динамику импорта рабочих-латинос в США. На протяжении почти двух столетий допуск этой группы рабочих оставался локальным (в основном Юго-Запад США) и, как правило, ограниченным сезонными сельскохозяйственными работами. Но как только прежний «внутренний пролетариат» американского гетто был в значительной степени интегрирован в сетлерское общество (борьба за гражданские права и т.п.) и наделен полными правами гражданства, начинается неуклонный рост импорта пролетариата из Латинской Америки, в основном из Мексики с ее огромным резервуаром бедного и беднейшего крестьянства. Таким образом, американская буржуазия опять формирует у себя в стране неадаптированный и неинтегрированный пролетариат гетто.

3. Теперь посмотрим как этот процесс работает на периферии капиталистического империализма - там, где его периодические кризисы проявляются в наиболее острой форме и влекут за собой резкое обнищание не только самых широких слоев пролетариата и крестьянства, но и части мелкой и даже средней буржуазии. Очевидно, что периферийный капитализм, зачастую неспособный гарантировать даже физиологический минимум для значительной части городского и аграрного пролетарита, экспортируя свою рабочую силу в центральные зоны империализма, тем самым экспортирует и свои наиболее острые классовые противоречия. Очевидно, что такой экспорт служит спасительным выпускным клапаном, не позволяя давлению внури социального котла достичь революционного накала. Причем, как правило, по своим человеческим качествам рабочие-мигранты принадлежат к наиболее активным, развитым слоям периферийного рабочего класса. Они желают и способны изменить свою судьбу, вырваться из наезженной колеи. Нетрудно представить, насколько отличной была бы, скажем, социальная история последних 40 лет в Турции или Мексике, если бы миллионы молодых рабочих и крестьян вместо того, чтобы искать лучшей доли в Западной Европе и США, вынуждены были бы бороться за эту долю у себя дома!

4. Итак, рассматривая динамику мирового рынка наемного труда, мы приходим к выводу, что не империалистический центр, а капиталистическая периферия экспортирует свои противоречия. Неолиберальный режим, установленный в международных экономических отношениях двадцать лет назад, многократно ускорил этот процесс, ставший серьезным фактором, блокирующим развитие классовой борьбы как в центре, так и на периферии империалистической системы. Достаточно отметить, что курс на неолиберализацию внешнеэкономических отношений в Западном полушарии, усилено проводимый правящими кругами США, начиная с президентства Рейгана, привел к массовому переходу индустриального электората на сторону республиканской партии (т.н. “синие воротники Рейгана”), неуклонному снижению численности и политического веса профсоюзного движения в США и резкому росту влияния реакционных идеологий среди рабочего класса и мелкой буржуазии.
По данным Международной организации по миграции (МОМ), за последние тридцать лет количество мигрантов возросло с 82 до 192 миллионов человек, около трех процентов населения земли. Центрами импорта рабочей силы являются Соединенные Штаты, в которых проживает более 20 процентов иностранцев, и Россия - восемь процентов.

5. На территории бывшего СССР главным импортером противоречий является Россия. Национал-либерализм режима Путина предоставил российской буржуазии де факто карт бланш для массового импорта нелегальной рабочей силы из бывших республик СССР. В 2005 году официально право на трудовую деятельность в России получили 750 тысяч иностранцев, нелегальных же гастарбайтеров насчитывается по некоторым источникам до 14 миллионов, т.е. почти десять процентов населения. Называются и более крупные цифры. [2]
Эти нелегальные рабочие, как впрочем и легализованные, полностью зависят от своих работодателей и не имеют никаких связей с коренным рабочим классом. Так в Москве, ставшей подлинной столицей евразийской буржуазии, где ее концентрация доходит до четверти всего населения, проживает до одного миллиона нелегальных иностранных рабочих. Неудивительно, что Москва и другие крупнейшие города РФ становятся центрами националистической реакции и расизма.
С другой стороны, импортируя своих рабочих в Россию, буржуазные и неофеодальные режимы бывших республик СССР получают возможность продлить свое существование. Достаточно указать на тот факт, что в России сейчас работает до 1 миллиона граждан Грузии, что составляет почти одну треть всего работоспособного населения этой страны. Сумма их переводов из России составляет 25% ВВП Грузии. (А у Молдавии этот показатель еще выше – 30%!).  [3]
Это позволяет злобно антикоммунистическому режиму Саакашвили не только выжить экономически, но и проводить агрессивную русофобскую и антироссийскую политику в интересах американского империализма.
Казалось бы, уже не первый год в России идет экономический подъем. Казалось бы, по учебнику следовало ожидать вместе с экономическим и под­ъема в боевой организации рабочего класса. Но не наблюдаем. И неудивительно. Ведь на рынке труда этот подъем идет в основном за счет импорта иностранных рабочих, от которых ничего политически прогрессивного ждать не приходится. Таким образом, дела рабочего движения 90х годов, когда-то казавшиеся российским марксистам лишь первыми слабыми опытами пролетарской борьбы, теперь представляются чуть ли не подвигами мифических гигантов. Конечно, импорт рабочей силы не единственная причина такого положения дел, но одна из главных, а потенциально и самая главная.
В импорте рабочей силы заинтересована не только «истинно-русская» буржуазия. В этом она находит полную поддержку идеологов левого и правого компрадорства, призывающих полностью легализовать этот импорт и нелегализованных рабочих уже находящихся в России. При этом и те и другие используют не только знакомую риторику «национальных интересов», «глобализации» и «интернационализма», но и прагматические аргументы вроде того, что русские-де вымирают, а российской экономике нужны рабочие руки.[4]
Дело представляется так, что речь идет не о политике даже, а просто экономической необходимости. На этот аргумент хорошо отвечает Александр Горянин, публицист близкий к Движению против нелегальной иммиграции (ДПНИ), указывая, что при избытке дешевой рабочей силы гастарбайтеров, российским капиталистам нет нужды повышать производительность труда за счет капиталовложений в разработку новых технологий: «Пока рабочая сила дешева, покупать новое оборудование невыгодно». [5]
В настоящее время ДПНИ контролируется национал-антикоммунистами, но они, как показывает практика, куда лучше разбираются в марксизме, чем его современные эпигоны. Между тем последние события в Карелии говорят о том, что огромные и по своему существу антикапиталистические энергии широких масс продолжают направляться и использоваться силами реакции, а не прогресса. России необходимо самое широкое общедемократическое движение за максимальное ограничение импорта рабочей силы и только при условии ее полной легализации, включая равенство в оплате труда иностранных рабочих с коренным пролетариатом. Рабочему классу России, рабочим классам бывшего СССР гастарбайтеры не нужны. Им нужно Воссоединение. Эту историческую задачу может решить только революционный класс России вместе с рабочими Украины, Белоруссии и Казахстана. Импорт противоречий ослабляет их мышцы.

3 сентября 2006 г.


Примечания

1  В качестве исключения, подтвержающего это правило, можно привести массовую эмиграцию в США евреев из Восточной Европы и Российской империи в начале 20 века. Практически поголовно грамотная и политизированная революционным движением на родине, эта эмиграция сыграла большую роль в радикализации рабочего и общедемократического движения в США.

2  По словам председателя Комитета по конституционному законодательству и госстроительству Госдумы Владимира Плигина в России трудятся 10–15 млн. выходцев из бывших республик СССР. Но в это число не входят китайцы, вьетнамцы, турки и др. См.: http://www.tribuna.ru/ru/text.aspx?divid=103&tid=5349

3  См.: http://www.newsru.com/finance/10feb2004/gastar.html

4  См., например, недавнюю статью левого публициста Б. Кагарлицкого «Поговорим о демографии» в право-буржуазном издании "Взгляд"
http://www.vz.ru/columns/2006/8/28/46841.html

5  «Миграционная ловушка»
http://www.dpni.org/index.php?0+227#article_read
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Легальный Марксист

avatar

Сообщения : 15
Дата регистрации : 2013-11-08

СообщениеТема: Re: Вокруг Бирюлёво   Сб Ноя 30, 2013 1:37 am

ПРИЛОЖЕНИЕ

Из: книги Ф. Энгельса «Положение рабочего класса в Англии».
Глава: Ирландская иммиграция


Английская промышленность не могла бы развиться так быстро, если бы Англия не нашла в многочисленном и бедном населении Ирландии резерва, готового к её услугам. Ирландцу на родине нечего было терять, в Англии же он мог приобрести много, и с тех пор как в Ирландии стало известно, что по ту сторону пролива св. Георга сильные руки наверняка могут найти работу за хорошую плату, каждый год толпы ирландцев отправляются в Англию. Полагают, что до настоящего времени таким образом переселилось более одного миллиона и ежегодно переселяется ещё до 50 тыс. ирландцев, которые почти все устремляются в промышленные районы, в особенности в большие города, и там образуют низший слой населения.
Эти люди, выросшие почти вне всякой цивилизации, привыкшие с детства ко всевозможным лишениям, неотёсанные, склонные к пьянству, живущие сегодняшним днём, переселяются в Англию и вносят все свои грубые привычки в тот слой английского населения, у которого и без того мало склонности к образованию и к строгости нравов. Но предоставим слово самому Томасу Карлейлю**.

Цитата :
«На всех больших дорогах и просёлках приветствуют вас дикие лица милезийцев***, на которых написаны напускное простодушие, буйство, безрассудство, убожество и зубоскальство. Англичанин-кучер, проезжая мимо, бьёт милезийца кнутом; тот отпускает по его адресу проклятье на своём языке, снимает шляпу и попрошайничает. Это худшее зло, с которым приходится бороться нашей стране. В своих отрепьях, жизнерадостный дикарь всегда готов на любую работу, требующую только сильных рук и крепкой спины, за плату, которая обеспечит его картофелем. В качестве приправы ему нужна только соль; в качестве ночлега он довольствуется первым попавшимся хлевом или конурой, располагается в сарае и носит наряд из лохмотьев, снять и надеть который является труднейшей операцией, предпринимаемой только по праздникам или в особо торжественных случаях. Англичанин, который не может работать на таких условиях, не находит работы. Малокультурный ирландец не своими сильными сторонами, а их противоположностью, вытесняет местного уроженца, англичанина, завладевает его местом. Он живёт в грязи и беспечности, со своими хитростями и пьяным бесчинством, являясь очагом деморализации и беспорядка. Человек, который ещё старается плыть, кое-как удерживаясь на поверхности, находит здесь пример того, как можно существовать, не держась на поверхности, а опускаясь на дно... Всем известно, что уровень жизни низших слоев английских рабочих всё более и более приближается к уровню жизни ирландских рабочих, конкурирующих с ними на всех рынках; что всякая работа, для которой достаточно только, физической силы, для которой особой сноровки не требуется, выполняется не за английскую заработную плату, а за плату, приближающуюся к ирландской, т. е. за плату, несколько большую, чем требуется для того, чтобы «наполовину утолять свой голод картофелем худшего сорта лишь в течение тридцати недель в году», — несколько большую, но с прибытием каждого нового парохода из Ирландии приближающуюся к этому уровню».
** «Чартизм», стр. 28, 31 и сл.

*** Милезий — имя древних кельтских королей Ирландии.

Если отбросить преувеличения и одностороннее осуждение национального характера ирландцев, то описание Карлейля здесь правдиво. Эти ирландские рабочие, которые переправляются в Англию за 4 пенса (З1/3 зильбергроша), скученные как скот на палубе корабля, ютятся где угодно. Самые плохие жилища кажутся им достаточно хорошими; об одежде они мало заботятся, пока она хоть кое-как держится на теле; обуви они не знают; пищу их составляет картофель и только картофель; всё, что они зарабатывают сверх того, они тотчас же пропивают. Нужна ли таким людям высокая заработная плата? Худшие кварталы во всех больших городах населены ирландцами; везде, где только какой-нибудь район особенно выделяется своей грязью и разрушением, там можно заранее быть уверенным, что встретишь преимущественно кельтские лица, которые с первого взгляда можно отличить от англосаксонских физиономий местных уроженцев, услышишь певучий, с придыханием ирландский говор, которого настоящий ирландец никогда не утрачивает. Мне случалось слышать ирландскую речь даже в самых густо населённых районах Манчестера. Большинство тех семейств, которые живут в подвалах, почти всюду оказываются ирландского происхождения.
Одним словом, ирландцы открыли, как говорит д-р Кей, к чему сводится минимум жизненных потребностей, и теперь обучают этому английских рабочих. Грязь и пьянство они также привезли с собой. Эта неопрятность, ставшая у ирландцев второй натурой, в деревне, где население менее скученно, не приносит такого вреда; но здесь, в больших городах, при столь большой скученности населения, она внушает ужас и чревата многими опасностями. Милезиец выбрасывает всевозможные отбросы и нечистоты у самых своих дверей, как он это делал у себя дома, заводит помойные ямы и мусорные кучи, загрязняя весь рабочий квартал и отравляя воздух. Как и в своей деревне, он пристраивает свиной хлев к самому дому, а если это ему не удаётся, он просто оставляет поросёнка у себя в комнате. Этот новый безобразный способ разведения скота в больших городах появился здесь только вместе с ирландцами. Ирландец так же привязан к своему поросёнку, как араб к своему коню, с той лишь разницей, что он продаёт его, когда тот становится достаточно жирным; а до тех пор он и ест, и спит с поросёнком, дети играют с ним, ездят на нём верхом и валяются с ним в грязи, как это тысячу раз можно увидеть во всех английских больших городах. А какая грязь, какое отсутствие всякого уюта царит в самих лачугах — трудно себе и представить. К мебели ирландец не привык; охапка соломы, несколько тряпок, совсем уже не годных для одежды,—вот его постель. Обрубок дерева, поломанный стул, старый ящик вместо стола — больше ему ничего не надо. Чайник, несколько горшков и черепков — этого достаточно, чтобы обставить его кухню, служащую также спальней и жилой комнатой. А если ему нечем затопить камин, он отправляет туда всё, что попадается под руку и что может гореть — стулья, дверные рамы, карнизы, полы, если только они имеются. И много ли места ему нужно? В Ирландии его глиняная хижина состояла из одной только комнаты, в которой помещалось всё; и в Англии для семьи требуется не больше одной комнаты.
Таким образом, эта скученность многих в одной комнате, которая теперь стала столь общим явлением, тоже введена, главным образом ирландцами. И так как бедняк всё же должен получить какое-нибудь удовольствие, а все остальные удовольствия общество сделало для него недоступными, он отправляется в трактир. Спиртные напитки—вот единственное, что скрашивает жизнь ирландца, да ещё его беззаботный, весёлый характер, и потому он напивается до бесчувствия. Южный, легкомысленный характер ирландца, грубый нрав, ставящий его почти на одну доску с дикарём, его презрение ко всем человеческим наслаждениям, на которые он не способен вследствие именно своей дикости, его нечистоплотность и нищета, — всё это поощряет в нём склонность к пьянству; искушение слишком велико, он не может ему противостоять и, как только получает какие-нибудь деньги, пропивает их. Да и может ли быть иначе? Если общество ставит его в такое положение, в котором он почти неизбежно должен стать пьяницей, если общество нисколько не заботится о нём и обрекает его на одичание, — как может это общество осуждать его, когда он на самом деле становится пьяницей?
Вот с каким конкурентом приходится бороться английскому рабочему, — с конкурентом, стоящим на самой низкой ступени развития, какая только возможна в цивилизованной стране, и готовым поэтому работать за более низкую заработную плату, чем кто-либо другой.
Поэтому, как и утверждает Карлейль, во всех отраслях труда, в которых английскому рабочему приходится выдерживать конкуренцию с ирландским, заработная плата совершенно неизбежно падает всё ниже и ниже. А таких отраслей много. Все те отрасли, в которых почти или совсем не требуется сноровки, открыты для ирландца. Конечно, для тех отраслей труда, в которых необходимо долголетнее обучение или требуется постоянная регулярная деятельность, небрежный и неусидчивый пропойца-ирландец непригоден. Чтобы стать механиком (mechanic—так называется в Англии всякий рабочий, работающий по изготовлению машин), фабричным рабочим, он должен был бы воспринять сначала английскую культуру и английские нравы, т. е. в сущности стать англичанином. Но где дело идёт о простой, менее точной работе, где физическая сила нужнее, чем сноровка, там ирландец не уступает англичанину.
Вот почему эти отрасли труда особенно осаждаются ирландцами; ручные ткачи, каменщики, носильщики, чернорабочие и пр. насчитывают в своей среде множество ирландцев, и это проникновение ирландцев значительно способствовало здесь снижению заработной платы и ухудшению положения рабочего класса. И если даже те ирландцы, которые проникли в другие отрасли труда, были вынуждены воспринять известную степень культуры, они всё же достаточно сохраняют от своих старых привычек, чтобы и здесь оказывать деградирующее действие на своих английских товарищей, которые вообще находятся под влиянием окружающей их ирландской среды. В самом деле, если принять во внимание, что почти в каждом большом городе одна пятая или одна четвёртая всех рабочих состоит из ирландцев или из выросших в ирландской грязи детей ирландцев, то становится понятным, почему жизнь всего рабочего класса, его нравы, интеллектуальное и моральное развитие, весь его характер восприняли значительную часть этих ирландских черт, становится понятным, почему вызванное современной промышленностью и её ближайшими последствиями возмутительное положение английских рабочих могло ещё более ухудшиться.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Легальный Марксист

avatar

Сообщения : 15
Дата регистрации : 2013-11-08

СообщениеТема: Re: Вокруг Бирюлёво   Сб Ноя 30, 2013 1:43 am

http://left.ru/2013/5/aliev223.phtml
Тофик Алиев
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОВОЩИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ФРУКТЫ



«По плодам их узнаете их.
Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы?...
Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь.»

(Евангелие от Матфея, Глава 7)

С большим интересом прочитал подборку статей на сайте Лефт.ру, посвященных теме трудовой миграции и недавним событиям в московском районе Бирюлево. Сперва была опубликована заметка известного левого публициста Дмитрия Якушева под названием «Почему случился бунт в Бирюлево», в которой бирюлевские волнения трактовались как бунт отчаявшихся рабов,  решивших «сорвать относительно безопасно свою злость на таких же рабах, только ещё более бесправных».
С резкой критикой позиции Якушева выступил редактор издания Валентин Зорин. Он увидел в бирюлевских событиях «стихийную политическую  мобилизацию этого рабочего района столицы», которая «по своему реальному эффекту оставляет далеко позади скромные потуги нашего "рабочего движения" с сонмом облепивших его "левых" всех мастей». Тов. Зорин обвинил Якушева и левых вообще («от Ленина с Троцким до Димы Якушева») в высокомерном отношении к русскому пролетариату и его попыткам самоорганизации (от Советов народных депутатов до «ультиматума властям столицы российской буржуазии») и предложил бирюлевцам «совсем без левых обойтись»: послать куда подальше продажную левую интеллигенцию, а в качестве теоретического подспорья в борьбе с капиталом опереться на написанную в 2006 году статью Антона Баумгартена «Об импорте противоречий».
Что касается последнего совета тов. Зорина, то можно с уверенностью сказать, что восставшие массы воспользовались им в полной мере: никаких левых в Бирюлево и в помине не было. Люди действовали стихийно, на свой страх и риск, без велеречивых поводырей и «политического авангарда». Так что тезис о «самоорганизации» вряд ли следует подвергать сомнению.  
А вот насчет «реального эффекта», оставившего далеко позади «скромные потуги нашего «рабочего движения»» - тут, мне представляется, не все так очевидно. С одной стороны, беспорядки в Бирюлево побудили властей предержащих сделать ряд решительных шагов, не знаю, насколько «эффективных», но уж точно эффектных. В лучших традициях «антитеррористических» блокбастеров провели задержание азербайджанца Зейналова, предполагаемого убийцу русского парня. Присутствовали все положенные атрибуты: погоня, вертолет, бравые полисмены в красивой амуниции, заломанные руки и смачный пинок под зад негодяю. Воскресни вдруг Бен-Ладен – его бы, наверное, брали похожим образом.
На злосчастную плодоовощную базу, этот источник всех бед и несчастий, нагрянули многочисленные инспектора всевозможных специализаций, мастей и оттенков. С негодованием обнаружили там антисанитарию, крыс, наличные деньги и, конечно, нелегальных мигрантов. Интересно, а что они думали найти на этом предприятии капиталистического труда? Неужто блондинистых и голубоглазых комсомольцев, парубков и дивчин в белоснежных халатиках, радостно и проворно, за «достойную зарплату» перебирающих экзотические плоды под трели канареек и льющуюся из репродукторов «Широка страна моя родная»? Большие они оригиналы, однако, эти наши инспектора да проверяльщики. А ведь покушать любят и картошку наверняка все уважают, когда с сольцой её намять. И если бы только одну картошку…
Вроде как поприжали нелегальных мигрантов.  Так, администрация офисного  здания, в котором я работаю, оповестила арендаторов о том, что «служба клининга, выполняя решения Правительства Москвы, в одночасье рассталась с работниками, нарушающими миграционное законодательство. В связи с этим возможны перебои в уборке мест общего пользования». В общем, господа, отныне «клининг» мест общего пользования есть дело рук самих пользователей.
Словом,  кое-какие подвижки налицо. Впрочем, с другой стороны, ничего принципиально нового во всех этих темпераментных дерганьях наших управителей нет. И прежде проводились громкие кампании по вышибанию гастарбайтеров, и раньше с высоких трибун звучали клятвенные заверения и обещания «навести порядок», «применить закон», «наказать виновных» и т.д. и т.п. Всё это мы уже неоднократно проходили, а воз, как говорится, и ныне там. Разве что колеса ещё глубже увязли в грязи…
Объективности ради заметим, что нынешний антимигрантский крестовый поход стартовал несколько ранее бирюлевского бунта. Торжественный старт ему был дан во время летней предвыборной кампании, когда все без исключения кандидаты на соискание должности московского градоначальника яростно соревновались друг с дружкой в том, кто предложит самые радикальные способы освобождения первопрестольной от «засилья инородцев». Всех грациознее и бодрее гарцевал на ксенофобском коньке жокей по имени Леша Навальный, в награду за что получил свои 30% голосов, серебряную медаль и условный приговор.
Великий октябрьский погром в Бирюлево явился апогеем летнего разогрева страстей, когда на радикальную риторику верхов низы ответили столь же радикальным действием. Каких-либо внятных политических и экономических требований бунтовщики не выдвигали. Молодые люди, бравшие приступом торговый центр и овощехранилище, скандировали «Уайт пауэр!» и «Один за всех, все за одного!». У наблюдателя, плохо знакомого с, так сказать, широким контекстом ситуации, могло сложиться превратное впечатление - дескать, ребята хотят гордо нести «бремя белого человека» и при этом походить на благородных героев известной трилогии Дюма-отца. А что, вполне понятные и законные устремления, правда, реализованные с некоторым переизбытком здоровой агрессивности. В самом деле, Д’Артаньян, конечно, герой, но зачем же стулья, то бишь арбузные палатки ломать.
В отличие от нашего гипотетического наблюдателя, российские власти и «гражданское общество» широкий контекст представляли себе отчетливо и абстрактные кричалки самоорганизовавшихся бирюлевских бунтарей расшифровали как следует. Поножовщика арестовали, овощебазу «проверили» и закрыли, кое-каких мигрантов турнули, общегражданскую дискуссию по «проблеме миграции» провели. В ходе последней, как водится, «правым националистам» противостояли «лево-либеральные интернационалисты». «Националисты» упрямо гнули линию приснопамятных кандидатов в мэры, развивая свежие мысли о «визовом режиме», «государствообразующем народе», разделительной стене на границе с Кавказом и т.п. прорывные идеи. «Интернационалисты» и леваки в основном напирали на вульгарную социологию: толковали о «вопиющем социальном неравенстве», коэффициенте Джини, безработице, «рабах нижних и верхних», а само Бирюлево чуть ли не все повадились называть «гетто». Ну а как же не гетто, ведь там квартиры дешевле и нет метро. До ближайшей станции метро аж целых 20 минут на автобусе или маршрутке пилить! Караул! При таком безобразии революционная ситуация созреет в миг, к бабке не ходи! А тут ещё и овощная база с крысами, тараканами и среднеазиатами…
Я вот подумал, что если уж Бирюлево для этих прогрессивных товарищей «гетто», то как же тогда называть ту обширную местность, которая расположена за МКАД? На ум приходит только Аушвиц…  
Такие вот социально-экономические и идейно-политические последствия имело бирюлевское «восстание масс». А чего вы ещё хотели? Какого «реального эффекта» ожидали? Если и не мгновенного, то хотя бы в «долгосрочной перспективе». Может ли такая вот, выражаясь языком тов. Зорина, «самоорганизация рабочего класса для самозащиты», как в Бирюлево, привести к серьезным изменениям социально-политической ситуации? Вдруг и в самом деле, если не завтра, то послезавтра, наша буржуазия под напором «самоорганизации» (пусть и с не совсем приятным, погромным душком, неважно, лишь бы «левые» со своим тухлым авангардизмом не путались под ногами), погонит мигрантов, закроет границы и начнет нанимать российских рабочих, платя им «больше, много больше»? Мало того, возьмется всерьез буржуазия русская за повышение производительности труда, будет денно и нощно внедрять новые технологии и печься об ускоренной замене дешевого физического труда дорогим умственным. Сегодня, цитирует в своей статье «Об импорте противоречий» Антон Баумгартен идеолога ДПНИ Горянина, «при избытке дешевой рабочей силы гастарбайтеров, российским капиталистам нет нужды повышать производительность труда за счет капиталовложений в разработку новых технологий: «Пока рабочая сила дешева, покупать новое оборудование невыгодно»». А завтра, допустим мы, опять же в результате давления на капиталистов со стороны самоорганизующихся пролетариев, рабочая сила подорожает, и, глядишь, на смену дохленькой, примитивной и нещадно эксплуатируемой мигрантской лошадке придет сверхсовременный, модернизированный, высокотехнологичный и автохтонный конь с яйцами.  Собственно, пуркуа бы не па, как говорят на Кавказе. Почему бы и нет?
На первый взгляд, подобные предположения выглядят достаточно очевидными. Правда, определенные сомнения могут появиться, если оценить уже имеющийся опыт прежних попыток «стихийной самоорганизации». Лет семь тому назад Кондопога, а совсем недавно Пугачев в результате выступлений коренного пролетариата стали, так сказать, мигрантен-фрай – погнали оттуда поганой метлой всех и всяческих понаехавших. Однако благосостояние коренных трудящихся в этих населенных пунктах почему-то вверх не поперло, безработица не уменьшилась, да и о каких-либо технологических прорывах что-то пока не слыхать. С другой стороны, если говорить о безработице, то в Москве, например, где сконцентрировано рекордное число мигрантов на душу населения, её, т.е. не души, а безработицы, практически не существует. В том числе и для молодежи. Хочешь – иди учись, а затем работай «в офисе», не желаешь учиться – пожалуйста, трудись физически, хоть в сфере обслуживания, хоть на производстве. Выбор мест для приложения сил и энергии имеется немалый. Как говорили в СССР : «Хочешь - жни, а хочешь - куй…».
Скажете – ну так что же тут удивительного, что такое Кондопога и Пугачев  в масштабах страны? Крошечные точки, не более. На карте их с лупой не разглядишь. Вот если взять их передовой опыт, да на всю Россию распространить, тогда можно будет делать далеко идущие выводы. А Москва, растуды её в качель, совсем зажралась, высасывает соки из остальной России, жирует, падла, давно пора ей кое-что прищемить…
Ну, хорошо. Попробуем взглянуть на вопрос немного с другого бока. Вот иду я, пользуясь терминологией последыша Ленина и Троцкого Димы Якушева, «верхний раб», шагаю по Москве, и наблюдаю тут и там грандиозные работы по замене асфальта плиткой. Покамест, слава Аллаху, не керамической, а обыкновенной, из чего там её делают… Власти говорят, что мол, «так надо». Дескать, плитка – это есть более эстетично, а также дешево, надежно и практично. Ладно, положим. Но каким образом организованы сии в высшей степени насущные работы? Скажем откровенно, организованы они самым безобразным образом. Это заметно даже стороннему наблюдателю, не имеющему специального образования в плитко-укладочной области. Перекладываемое пространство кое-как огораживается, загромождается беспорядочно сваленными стройматериалами, а внутри него сосредотачивается немалое число «нижних рабов», т.е. рабочих-мигрантов и их «дорогих руководителей», также мигрантов. Все делается вручную, сумбурно-хаотически, по принципу «сто таджиков и лопата заменяют экскаватор».
Или вот ещё пример. Тихое, нежное, прохладное июльское утро, будто бы материализовавшееся из одноименной композиции ВИА «Урия Хип». Внезапно утреннюю тишину грубо разрезает противное, резкое жужжание-тарахтение. Выглядываешь из окна вниз, и видишь пяток «нижних рабов» в выцветших робах, слоняющихся по двору с пропеллерообразными, на длинной ручке травокосилками в руках. Не говоря уже о том, что постригателей травы явно как минимум раза в два больше, чем требуется, хочется спросить, а зачем вообще в условиях нашего куцего северного лета, которое, как точно подметил классик, есть лишь «карикатура южных зим, мелькнет и нет» - зачем надо регулярно постригать траву? Кому нужен этот мартышкин труд? Пусть растет себе травка, сколько ей отпущено природой, пыли меньше будет. Это же не газон на Сантьяго Бернабеу, а обыкновенный городской двор, так оставьте его в покое.  
Вышеописанные случаи, иллюстрирующие общественно бесполезный и, в добавок, похабно организованный труд рабочих-мигрантов, казалось бы, наглядно свидетельствуют в пользу позиции сторонников въездных виз, жестких квот, массовых облав и депортаций, заградительных кордонов, границ на замке с Джульбарсом и т.п. шагов, направленных на насильственное ограничение импорта дешевой рабсилы. Не будет мигрантов – исчезнет безработица, расцветет механизация и автоматизация, скакнет вверх производительность труда и вырастет благосостояние автохтонного пролетария. Но так ли это на самом деле?
Это да так, если рассматривать только внешнюю, поверхностную сторону картины. Но если копнуть поглубже, то окажется, что все обстоит гораздо сложнее. Выяснится, что такие явления нашей современной жизни, как импорт дешевой рабсилы и массовая безработица среди коренного населения отнюдь не состоят в причинно-следственной связи. По нашему скромному мнению, эти явления и порождаемые ими социальные противоречия друг дружкой никак не обуславливаются, ибо они есть, каждое в отдельности, неизбежные продукты развития капитализма в его завершающей, финансово-монополистической стадии.  
Давайте, товарищи, освежим в наших уставших от повседневных забот головах азы марксовой науки. Что лежит в основе капитализма? Правильно, эксплуатация «свободного» наемного труда капиталом. Что есть капитал? По определению Маркса, капитал есть «самовозрастающая стоимость». За счет чего она «самовозрастает»? За счет присвоения капиталистом, собственником средств производства, неоплаченного труда наемного работника. Из чего состоит капитал? С одной стороны, из постоянного капитала, т.е. той его части, что расходуется на приобретение средств производства – машин, оборудования, сырья, материалов и т.п., а с другой стороны, переменного капитала, т.е. той части капитала, что инвестируется (авансируется) для покупки рабочей силы. В процессе производства постоянный капитал полностью переносит свою стоимость на конечный продукт, при этом, не изменяя своей совокупной величины. Откуда же тогда возникает та дополнительная стоимость, на величину которой конечный продукт превышает стоимость вложенных в него материальных затрат? Добавленная стоимость создается в процессе труда нанятого капиталистом рабочего. Она равняется разнице между новой стоимостью, созданной наемным работником, и стоимостью рабочей силы, т.е. совокупной стоимости тех товаров, которые необходимы работнику для поддержания собственного существования и воспроизводства себе подобных.
Таким образом, мы видим, что добавленная, или прибавочная стоимость, проявляющая себя в таких основных формах, как прибыль, банковский процент, налоги, пошлины и т.п., создается не всем капиталом, а лишь одной его частью – переменной. Запомним это важное обстоятельство и последуем дальше.
А дальше начинаются сплошные противоречия, которыми ведь только и живет капиталистический способ производства, на которых он, родимый, зиждется. Капиталистическое производство, как хорошо известно, носит в высшей степени общественный характер. Несмотря на то, что опирается на институт частной собственности. Частные собственники, капиталисты, составляя единый класс буржуазии, в то же время постоянно находятся в отношениях жесткой взаимной конкуренции. Последняя принуждает каждого отдельного капиталиста стремиться к росту производительности труда, т.е. к увеличению доли стоимости конечного продукта в расчете на каждого наемного работника. Производительность труда можно увеличить только за счет совершенствования технической оснащенности производства, т.е. его капиталоемкости, а также путем внедрения новых методов управления, стимулирования персонала, планирования, т.е. применения таких видов работ, которые, перенося свою стоимость на коечный продукт, сами непосредственно не создают прибавочную стоимость. В итоге возникает противоречие: рост технической оснастки производства, его модернизация, нацеленные изначально на увеличение прибавочной стоимости, в конечном счете, ведут к уменьшению доли переменного капитала, который, как мы помним, является единственным и неповторимым поставщиком этой самой прибавочной стоимости. Гонясь за прибылью, капиталист сам же иссушает её источник. Парадокс? Что поделать, вся наша скорбная и бренная жизнь есть сплошной парадокс, который находит свое разрешение только с нашей легальной миграцией в лучший мир…  
Марксизм пытается привести как вышеописанный, так и многие другие парадоксы капитализма в систему и вывести на их основе законы общественного развития. Один такой закон называется «Тенденцией нормы прибыли к понижению». Он как раз и гласит, что в то время как каждый отдельный капиталист стремится увеличить получаемую им прибыль, при взаимодействии всех капиталистов средняя норма прибыли имеет тенденцию к понижению. Нетрудно заметить, что уже одно это противоречие не только чревато колоссальным кризисным потенциалом, но и неопровержимо указывает на конечность капиталистического строя.
С тенденцией нормы прибыли к понижению тесно связан закон органического строения капитала. Органическое, или стоимостное строение капитала выражает отношение постоянного капитала к переменному и отражает изменение его технического строения, т.е. отношения всей массы средств производства к живому труду. Процесс капиталистического накопления в целом характеризуется ростом органического строения капитала, хотя в те или иные эпохи и в тех или иных отраслях производства возможны отклонения в сторону уменьшения относительной стоимости постоянного капитала.
Как видим, общая тенденция развития капитализма неуклонно приводит к сокращению доли живого труда, являющегося единственным источником прибавочной стоимости. По идее капитализм как бы сам себя изживает и преодолевает, постепенно выдавливая из своего нутра собственную сущность и жизненную силу – способность самовоспроизводиться на основе присвоения прибавочной стоимости. Но это только по идее. В грубой действительности все опять же оказывается намного сложнее.
Дело в том, что существует ещё один важный закон – перехода капиталистической конкуренции в капиталистическую монополию. Капиталистическая монополия является отрицанием капиталистической конкуренции и, соответственно, двойным отрицанием монополии феодальной. Исторически данный закон находит свое выражение в появлении финансово-монополистического капитализма и империализма. Монопольный капитализм, среди прочего, характеризуется усилением политического и культурного господства крупной буржуазии главных империалистических держав, когда в руках у правящих классов оказываются новые, прежде невиданные возможности регулирования и обуздания экономической и социальной стихии, порождаемой и питаемой анархией капиталистического производства. В частности, монопольный капитал ищет и находит способы противодействия объективной тенденции к общему понижению нормы прибыли. Он увеличивает интенсивность труда, создавая, с одной стороны, постоянно растущую армию безработных, а, с другой стороны, захватывая и эксплуатируя новые резервуары дешевой рабочей силы. Если в домонополистическую и ранне-монополистическую эпоху буржуазия глобализировала рынки сбыта готовой продукции (помните в Манифесте – «Дешевые цены ее товаров - вот та тяжелая артиллерия, с помощью которой она разрушает все китайские стены и принуждает к капитуляции самую упорную ненависть варваров к иностранцам.»), при этом не только сохраняя, но и всячески усиливая национальный характер производства (протекционизм, сознательное уничтожение конкурирующих отраслей промышленности в колониях), то после окончания Второй мировой, и, в особенности, Холодной войны, уже не только потребление, но и производство товаров стало целиком и полностью интернациональным. Разумеется интернациональным в буржуазном понимании интернационализма, т.е. на основе  господства евро-американского и, отчасти, японского финансово-монопольного имперского капитала. «Варвары» превратились в неистощимый источник дешевого живого труда, стали той животворной инъекцией юной крови, которая временно омолодила дряхлеющий капитализм.  
При этом неравномерность капиталистического накопления не снизилась, а, напротив, существенно возросла. Резкое увеличение капитализации мирового хозяйства, особенно после крушения советской модели государственного социализма, привело к возникновению все новых и новых центров концентрации капитала, на сей раз не только в имперских центрах, но и в зависимой периферии. Процесс развивается со столь калейдоскопической быстротой, что многие заговорили о закате англосаксонской империи и возможном перемещении центра тяжести развития мировой системы капитализма в Китай, на Ближний Восток или, чем черт не шутит, в наше, как выражается тов. Зорин, «богоспасаемое» отечество.
Но в какую бы сторону не повернулось развитие современного монопольного капитализма, какая политическая нация (или союз наций) не возглавила бы его, этот строй, конечно, никоим образом не станет менее паразитарным, менее угрожающим самому существованию человечества, менее тормозящим его дальнейшее развитие и более «дружественным» к простому трудящемуся человеку, будь то бесправный мигрант или «полноправный» коренной пролетарий. Паразитический, вредоносный по отношению к человеку и окружающей среде характер капитализма будет лишь усугубляться, количество ненужного, мартышкиного, «живого» (в смысле возможности производства прибыли, а на самом деле мертвого, бесполезного) труда в пропорции к нужным простым людям видам деятельности будет постоянно и угрожающе возрастать.  
В создавшейся ситуации, учитывая достигнутый человечеством высочайший уровень развития производительных сил, первостепенную, критическую важность приобретает субъективный фактор: наличие сознательного и организованного класса наемных работников, способного взять руль и ветрила политической и экономической власти в свои руки и направить наш тонущий планетарный корабль в спокойное и уверенное течение нового общественного строя, основанного на коллективной собственности, планировании и координации важнейших отраслей мирового хозяйства.
Насколько т.н. «борьба с нелегальной миграцией» может способствовать повышению сознательности пролетариата, его сплочению, объединению, организации в серьезную политическую силу? Не попадут ли рабочие, зациклившиеся на, прямо скажем, тупиковой и бессмысленной, вроде выкладывания тротуаров пресловутой собянинской плиткой, деятельности по «защите национального рынка труда», в очередную историческую ловушку? Ведь ясно же, что возврат к автаркии, к национальной закрытости, приведет к колоссальному упадку производительных сил, вызовет небывалый экономический и социальный кризис, обрушит и без того не слишком высокий для большей части трудящихся уровень жизни. Все это будет сопровождаться возникновением мракобесных полуфашистских, да и откровенно фашистских националистических диктатур, которые немедленно начнут жестоко драться между собой за истощающиеся ресурсы матушки Земли. Наиболее «активная» часть нашего «коренного пролетариата» вполне готова к восприятию самых реакционных идей и натягиванию на себя самых чудовищных «духовных скреп». Нужно ли потакать этим «благотворным тенденциям», подбрасывая в разгорающийся огонь межнациональной ненависти сухие щепочки «марксистского» анализа и восхваления «стихийной организации»?  Вместо того чтобы терпеливо объяснять людям, что главный их враг не мигрант, перебирающий или торгующий овощами и даже не хозяин этого мигранта, страшный коррумпированный азербот с кривым кинжалом, а господствующий общественный порядок, который может существовать только бесконечно наращивая буржуйскую прибыль, неважно за счет чего и каким способом. Убеждать рабочего человека в том, что дерево, не приносящее плода доброго, следует срубить и сжечь, а не тешить себя иллюзиями, что на нем вдруг начнут произрастать райские яблочки, которые сами собой, минуя грязные руки чужака-сортировщика, попадают прямо в рот.  

Автор – начинающий марксист, коренной москвич кавказского происхождения, не принадлежащий к азеро-турецкой ОПГ.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Вокруг Бирюлёво   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Вокруг Бирюлёво
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Левый клуб :: На левой стороне :: Полемика-
Перейти: